Жгут!

* * *

– Какой ужасный шум создают плебеи, когда они счастливы.

– Это еще музыка! Подожди, пока Цезарь не заставит их выть, жаждая нашей крови. Вот тогда ты услышишь кое‑что ужасное.

* * *

Не хмурься. Мне это было не в тягость. Я всегда находила что‑то извращенное эротическое в маленьких козликах.

* * *

– Правит народ, а не вы, почтенные аристократы.

– Правят солдаты Помпея, а не мы, почтенные аристократы.

* * *

– Если нам угрожает голодный волк, будет неразумно провоцировать зверя, как это предлагает Като. Но также неразумно считать огрызающееся животное другом и предлагать руку, как делает Помпей.

– Может, ты предложишь нам еще забраться на дерево?

* * *

– Дай взглянуть на тебя!

– Уродлив, как всегда.

– Вовсе нет. Годы красят тебя, Брут!

* * *

– У них есть один замечательный обычай – они решают свои политические разногласия одним боем насмерть.

– Отличная идея!

* * *

У низших классов очень грубое чувство верности.

* * *

Твои слуги! Что за суета? Думаю, ты их слишком много кормишь.

* * *

– У меня вкусы попроще: мне нравится убивать врагов, забирать их золото и вкушать их женщин. Вот и всё! Зачем привязывать себя к одной? В чем пикантность? В чем радость?

– Пулло, когда у тебя в последний раз была женщина, которая не кричала и не жаждала оплаты?

* * *

Чепуха! Девушку из хорошей семьи не может обесчестить такой злой маленький плебей, как Помпей!

* * *

– Слушайте! Я приказываю вам меня немедленно развязать!

– Недурно говоришь для раба, далеко с такой болтовней не уйдешь.

– Я не раб! Я Гай Октавиан из рода Юлиев, внучатый племянник Юлия Цезаря!

– Какой Гай?

– Я гражданин Рима знатных кровей! Приказываю тебе разрезать веревки!

– Скажи «пожалуйста».

– Пожалуйста.

* * *

Поскольку Помпей не философ, он примет символическую потерю за реальную слабину.

* * *

– Жрицы Марса требуют точных цифр, когда принимают жертвы.

– На этих козах и вине можно разориться.

* * *

– Это святотатство! Ни один человек чести cheap oakley sunglasses не пойдет за ним!

– В таком случае я не человек чести. Я так скажу: пусть Цезарь въедет в город и раздавит Помпея и Катона, и кто там еще будет нарываться? И черт с ним, с законом! Вот, что я говорю.

– Ну да, у тебя что на уме, то и на языке. И оба бестолковые.

* * *

– Когда он проснется?

– Сегодня, завтра, а может и никогда. Но ты можешь принести жертву богине надежды, в таких случаях очень помогает заколоть белого кролика.

* * *

– Хорош, да? Настоящий актер!

– Я не специалист по гладиаторским боям, но с виду он на редкость здоровый и злобный малый.

– Семью его матери знают в Остии, они живут там много лет! Отец перегоняет скот и неплохо зарабатывает. У них дом на южном перекрестке.

– Ну конечно! Построенный из коровьего навоза!

* * *

– Генерал Антоний, вопли моей матери не раздражают вас?

– Что‑что?

– Когда вы овладеваете моей матушкой, ее крики разносятся по всему дому. Но мне они чрезвычайно докучают. Хочу узнать, а вас они раздражают? Или вы гордитесь, слушая их, как еще одно доказательство вашей мужской силы?

* * *

Цезарь перешел Рубикон. Он на итальянской земле с оружием в руках. Это государственная измена. И всего лишь с одним легионом, ты только подумай! Это уже не просто измена, а самоубийственная измена.

* * *

– Помпейский сброд жаждет крови. Лучше бы залечь и затаиться.

– Залечь и затаиться? Я не ящерица, меня не запугать!

* * *

Как это милосердно! Вместо того чтобы продолжать жизнь, полную стыда и позора, нас изобьют и изнасилуют, а потом ревущая толпа разорвет нас на части.

* * *

– Лучший способ порадовать женщину – преподнести ей теплое и еще бьющееся сердце врага. Они визжат и ругаются, но на самом деле текут от этого, как октябрьское небо.

– Не мой случай.

– Ну, если нет, то просто поговори с ней.

* * *

– Октавиан, кому убить тебя?

– Я уже большой, справлюсь сам.

– Ах ты мой смелый маленький мужчина.

* * *

– Всегда предан госпоже.

– Мне бы хотелось верить тебе Прокулус, но я уже забыла, когда ты в последний раз был на моем утреннем приеме. Ты верно болел. Зоб разболелся, не так ли?

– Да, зоб, как вы сказали.

– Жирные и алчные людишки часто страдают от этого. Я велю заколоть сову, чтобы тебе полегчало.

* * *

– Мои аплодисменты! Ты вот‑вот въедешь в Рим как кровожадный захватчик, а выглядишь спокойнее воды в неподвижной чаше.

– Хорошо, что со стороны кажется именно так.

* * *

– Смиренно прошу, чтобы Авгуру провели гадание. Рим должен узнать, что боги одобряют мои действия.

– Ты вторгся в пределы города с оружием в руках. Учти, что результаты гадания вряд ли тебя устроят.

– Боги знают, что я хочу мира. Народ тоже должен узнать об этом.

* * *

Дорогой мой товарищ! С трудом узнал тебя без чертова меча в руке.

* * *

Есть такие невежи, которые уверяют, что появление белой птицы в южном квадранте не предвещает ничего – ни дурного, ни хорошего. Таковы варварские нововведения нашей эпохи.

* * *

– Ты еще пожалеешь, что отпустил его живым. У него злобный и мстительный нрав.

– До того, как со мной будет покончено, я еще не раз пожалею, что много кого пощадил.

* * *

Легионер Пулла! Ты вор. Вор неопытный и недалекий, но в прошлом ты служил мне верой и правдой, так что мы посчитаем твою глупость за некий вид честности.

* * *

– Как его зовут?

– Никак его не зовут!

– Назовем его Рубио, как моего голубя, который умер.

* * *

– Тебе пора учиться всему, что должен уметь мужчина: как сражаться, как обладать женщиной, как драть шкуру со зверя и все такое прочее.

– У меня впереди куча времени, успею.

– Ты кучу времени тратишь на бессмысленные каракули! И читаешь бредни этих старых греков пока кровь из глаз не брызнет! Все равно умнее не станешь!

* * *

Я бы убивал людей без труда, если бы знал, что они не смогут ответить ударом на удар.

* * *

Кладбища кишат незаурядными фехтовальщиками. Лучше уж вовсе не брать меч в руку, чем владеть им не в совершенстве.

* * *

Если ты не можешь не свистеть как бездельник, то свисти хотя бы добрую римскую песенку!

* * *

Твоя жизнь кончилась, вопрос лишь в том, как ты хочешь умереть. Мы хотим услышать правду. Если ты станешь запираться, мы тебя будем пытать, и ты умрешь после многих часов мучений и ужасов. А если скажешь все по‑честному, то умрешь быстро и без боли.

* * *

– Пытай его!

– Ну, блин, ты даешь! А я еще думал, брать тебя с собой или нет.

* * *

– Подъем, пора к Марку Антонию!

– Да пошел ты нахер, свинодер.

* * *

– Инициатива первая: сенат утвердит избрание Цезаря как твоего со‑консула на следующий год.

– Но он же все равно останется диктатором!

– Но гораздо приятнее звучит, если он будет консулом. Более cheap authentic jerseys дружелюбно.

* * *

– Может, мне ее поучить немного, как ты думаешь?

– Да не знаю. Это обычно срабатывает, если ты бьешь ее постоянно. Хорошая порка раз или два в день, пока не станет шелковая. Правда, так можно ей и наружность попортить!

* * *

– Может, ты позаботишься о том, чтобы он убил кого‑нибудь?

– Это случится само собой. У нас, Юлиев, всегда под рукой найдется паратройка врагов.

* * *

– Сколько ты просишь?

– Тысячу.

– Ни хера себе! Да за такие бабки я поимел бы половину нарбонских шлюх, не считая их матерей!

– Но мы не в Нарбонии! Где бы это ни было.

* * *

– Цезарь обречен в любом случае, но ты слишком умен, чтобы просто так разделить его участь.

– До сегодняшнего дня я и не подозревал, какая же ты на самом деле ты гнусная и старая гарпия.

* * *

– Что за дерьмо? Я промок насквозь!

– Мы в полной безопасности. Богатые жертвы были переданы в дар Тритону.

– Если Тритон не сможет нас уберечь от воды, то пусть отсосет у меня!

* * *

Сегодня Цезарь на коне, и ты злорадно ликуешь. Завтра он в беде, и я должна унижаться!

* * *

Он был консулом Рима, и погибнуть столь жалким образом, быть расчлененным подобно грязному вору – позор!

* * *

– Таков закон.

– Римский закон!

– Неужели есть иной закон, ты, женоподобная тварь?

* * *

– Ну и дыра! Египтяшкие башки совсем недоумки, коли сотворили такое местечко.

– Не отзывайся дурно о богах на их родной земле.

– Дерьмо! Видел я их богов, Тита Пулла не испугает никакой ублюдок, даже с собачьей башкой!

* * *

– Царица, новости из Александрии.

– Говори, червь!

– Я глубоко сожалею о том, что должен сообщить: пусть царица готовится к путешествию в загробную жизнь.

– Когда?

– Сейчас.

* * *

Вы отлично умеете бить своих рабов, но вы не в силах отказаться от трубки, и вы это знаете.

* * *

– Она принцесса царской крови. Коснись ее и ты умрешь.

– Ну я же не дурак. Я просто говорю, что она меня хочет!

* * *

– Нет причин, чтобы болела твоя совесть. Мы делали только то, что должны были делать.

– Думаю, Сатурн сказал то же самое после того, как пожрал своих детей.

* * *

Уверяю тебя, брат, если я еще когда‑нибудь услышу, как твое имя склоняют вместе со слухами о предательстве, я отрублю эти пухлые розовые руки и приколочу их гвоздями к дверям сената.

* * *

Цезарь сорвал осаду и утопил в крови войска Птолемея. Он цел и невредим и повелевает всем Египтом. Ну что за гениальный мужик, а?!

* * *

Ты знаешь, что они спят стоя? Слоны. Потому что если лягут, то снова встать уже не смогут.

* * *

– Веселей! Мы живы!

– Ну да, мы живы.

– А пока есть жизнь, есть и надежда.

– Боюсь, если чего мы и достигли, друг мой, так опровергли эту старую пословицу.

* * *

– Как называется человек, просивший пощады?

– Уверяю тебя, матушка, я понимаю, что мне нечем гордиться, об этом нет речи. Если уж я не покончил с собой по правилам чести, то тебе придется смириться со мной таким, какой я есть.

* * *

– Поэзия может подождать.

– Не стоит ей ждать слишком долго. Стихи – удел юных, ты не согласен?

* * *

– Зачем шапочка?

– День искупления.

– Сегодня что ли?

– И ты еще зовешь себя евреем?

– Ты что, стал мои ребе?

* * *

Я и не представлял, насколько мне не хватало тебя, мрачно расхаживающей по дому.

* * *

– Он пылок. Это меня согревает.

– А не зажечь ли больше светильников, чтобы согреться?

* * *

– Мертвый?

– Похоже на то.

– Что это было?

– Я его убил.

* * *

По воле сената и народа наш любимый отец, Гай Юлий Цезарь, провозглашается диктатором. Пожизненно. Далее: пятый месяц года отныне именуется в его честь июлем.

* * *

– Имена имеют определенный вес, верно?

– Назови кота рыбой, но плавать он не научится.

* * *

Плебеи обожают глядеть на драки себе подобных – обходится дешевле театра, а кровь самая настоящая.

* * *

– Так ты неплох, говоришь?

– Неплох? Я могу добиться оправдания Медеи!

* * *

Если бы ты тогда сказал мне, что намерен пойти в Рим, попросил бы у меня клятву верности, то я бы принес ее. Я бы, конечно, подумал, что ты сошел с ума, но все равно поклялся бы тебе в верности, потому что видел в тебе моего отца. Но ты не спрашивал меня о моей верности тебе. Ты потребовал ее под угрозой оружия. Я ничему не изменял.

* * *

– Опомнись! Ведь на каждой стене ты нарисован с ножом у моего горла! Я был бы дураком, если бы не придавал этому значения.

– Только тиранам нужно страшиться тираноборцев! А ты ведь не тиран! Ты сам столько раз говорил мне об этом.

* * *

Ему нельзя было подниматься, тем более садиться на лошадь. Теперь все его раны раскрылись как кровавые цветы.

* * *

– У меня нет желания сражаться на арене, Цицерон, приходится ублажать народ на другой лад.

– Ну построй что‑нибудь еще, храм какой‑нибудь, убей кого‑нибудь – народ радуется буквально всему!

Мы столько лет вместе, а ты все еще удивляешься, что я способен сам завязывать себе ремешки на сандалиях.

* * *

– Вот странно!

– Неужели?

– С чего это вдруг? Она же меня ненавидит.

– И я тебя ненавижу. Это же дружбе не помеха.

* * *

– Прислушайтесь. Почему такая тишина? Тиран мертв, народ же должен радоваться. Где же ликующая толпа у ваших дверей? Где же возгласы о свободе?

– Народ боится перемен. Уныние вполне естественно.

* * *

– А если мы не захотим мира с тобой?

– Если не будем друзьями, значит, будем врагами, и я пойду на все, чтобы вас уничтожить.

* * *

– Он вульгарный зверь, и без Цезаря он сам себя сведет в могилу. Он гость в моем доме!

– Он не в доме, он на улице.

– И ты, мама!

* * *

– Прошу, вразуми своего сына. Он со своими друзьями должен покинуть город. Я не могу гарантировать им безопасность.

– Не надо так радоваться! Ты лжец. Ты нарушил клятву и поднял восстание. Вот и всё! То же самое мог сегодня сделать и актер.

– Ну тогда хорошо, что это сделал я, иначе ты бы сейчас на коленях отсасывала у этого актера.

* BR-497 * *

Рим – для сраных римлян!

* * *

Торговля – основа гражданских отношений.

* * *

– Не хочешь получить искупление, центурион?

– Искупления нет.

– Право на искупление есть у всех, Люций. Даже у тебя.

* * *

– Что вы тут делаете?

– Дышим коноплей.

– Я это заметила. Из‑за вас весь дом провонял! В будущем, делайте это на улице.

– Да, мама.

* * *

– Ты вчера поздно вернулся.

– Дела.

– И ты по делам напился, проблевался и полез ко мне.

* * *

– Не похож на торговца.

– Ну, мы все не похожи на тех, кем являемся.

* * *

– Скажи, а тебе понравилось спать с моей женой?

– Что?!

– Ты же поэтому мне не рассказал! Потому что ты спал с ней!

– Те переходишь границы.

– Ты спал с моей женой? Я задал вопрос!

– Уйди с дороги.

– Я задал вопрос!

– Какая разница, что я скажу? Ты мне не поверишь.

– Если скажешь правду, я поверю.

– Варен, клянусь костьми матери, между мной и Необи ничего не было. Ничего. Никогда.

– Я тебе не верю! Говори правду!

– Ладно, я спал с ней, ясно?! Спал! И еще половина мужиков со всего холма! Только ты уходишь – опаньки! – ноги врозь и очередь у ворот!

* * *

– Это слова Марка Тулия Цицерона! «В юные годы я защищал нашу республику, и в старости ее я не брошу. Я искренне благодарю Марка Антония, который предоставил мне такую многообещающую тему для обсуждения. Я обращаюсь лично к тебе, Антоний: постарайся выслушать меня как… как… э‑э…»

– Продолжай.

– «Постарайся выслушать меня как трезвый и умный человек, а не вдрызг пьяный, помешанный на сексе урод. Ты, конечно, много достиг. Редко кто может похвастаться банкротством, еще не достигнув почетных годов. Ты принес нам войну, чуму и разрушение. Ты для Рима как Елена Троянская, но. но все же.»

– Продолжай.

– Продолжай!

– «Женская роль всегда подходила тебе как нельзя лучше».

* * *

Признание незаконно без пыток.

* * *

– Не падай духом, ты же еще жив!

– Очень надеюсь! Потому что если это загробная жизнь, то я ожидал большего.

* * *

– Что прикажете делать?

– Не знаю. Сделай что‑нибудь! Отрежь ей лицо!

* * *

– У тебя нет опыта, нет связи.

– Зато у него есть армия!

* * *

Мне очень нравятся наши беседы в редкие моменты, когда ты не обкуренная.

* * *

– Почему ты бросил меня тут ради Варена?

– Ему нужна была моя помощь. Я не мог это так оставить. Дети.

– Варен. Ты его любишь, а не меня.

– Нет! Я люблю тебя.

– Но его больше.

– Нет. Глупости. Если бы вы оба тонули в реке, я бы спас тебя первой. Без раздумий.

– Клянешься?

– Клянусь! Ты в два раза легче.

– Легче?

– В два раза. Не такая тяжелая, проще спасать.

* * *

– Я была на отличном вечере с Иокастой, а этот дерзкий грубиян похитил меня.

– И принес домой к матери. Странное какое‑то похищение.

* * *

– Мне очень жаль. Но, при всем уважении, их возмущение ничем не подкреплено. Что будет, если я не подчинюсь?

– Может быть, они бросят в тебя сандалиями?

* * *

– Куда ты направляешься?

– Не твое дело!

– Да я из вежливости спросила.

* * *

Когда сомневаешься – атакуй!

– Это так несправедливо! Не я убила ее Cheap Jerseys драгоценного сына. Ей надо вопить перед твоим домом.

– Все, что ей надо – это немного внимания. Выйди, дай на себя поорать немного, и тогда она скоро уйдет.

* * *

Боги Cheap Oakleys подземные, я, Сервилия из древнейшего и священнейшего рода Юниев, из чьих костей воздвигли семь холмов Рима, я взываю, услышьте меня! Прокляните эту женщину! Пошлите ей горечь и отчаяние на всю ее жизнь! Пусть не будет она чувствовать ничего, кроме пепла и стали! Боги подземного мира, всё, что у меня осталось, я жертвую вам, дабы вы исполнили мою волю!

* * *

– Мне сообщили, что римские властители не требуют взяток. Требуется подносить взятку как дар. Это так?

– Да. Да, это так. Боюсь, что мы самые ужасные ханжи.

* * *

– И это я слышу от мальчика, чей так называемый отец был объявлен богом!

– Это честь, которую он заслужил.

– Он сделал это только для того, чтобы тебя звали Сыном Бога. У тебя нет собственных достижений, поэтому ты пытаешься позаимствовать славу других.

* * *

Никто не верит тому, что говорят чтецы новостей.

* * *

– Брат!

– Не брат ты мне.

* * *

На заре нашей истории мы, мужчины Римской Империи, были сильными и свирепыми, но при этом неуклюжими и нелюдимыми существами. Только когда у нас появились жены, по‑настоящему началось наше восхождение к величию. Именно женщины Рима с их нерушимой добродетелью и строгой моралью завоевали весь мир. Сияние их добродетели освещает нам, мужчинам, рискованный путь к славе. Именно женщины Рима оберегали наш очаг и дом, пока мы, мужчины, сжигали Карфаген. Именно женщины Рима, подобно волчице, вскормившей Ромула и Рэма, вырастили нацию мудрых политиков и непобедимых воинов.

* * *

– Они поверили каждому слову!

– Я сам верю в каждое слово!

* * *

– Вы что‑то празднуете?

– Нет, мы просто веселые люди по жизни.

* * *

– Скажи мне, бил ли тебя когда‑нибудь твой муж?

– Нет. Надеюсь, я никогда не давала ему повода поступать так.

– Может быть, отец?

– Нет.

– Благочестивая женщина, это хорошо. Это хорошо. Ты должна знать, что когда мы поженимся, я буду иногда бить тебя. Рукой или плеткой. Когда я буду так делать, ты не должна будешь чувствовать себя Cheap Jerseys from china оскорбленной, я так делаю потому, что это доставляет мне сексуальное удовольствие. Не забывай про это и не расстраивайся.

* * *

Мне дорога моя жизнь. Какой бы она не была.

* * *

– Сэр, ваша жена дала указания передать вам кое‑что.

– Да?

– Она дала указания сказать вам, что вы трусливая мразь.

– Так и сказала? А что ты думаешь об этом?

– Здесь не место для моих мнений.

– Ну все равно скажи.

– Это приказ?

– Да, это приказ.

– Ты не трус, но твоя душа тяжело больна. Эта болезнь будет точить тебя до самой смерти.

– В самом деле? И что это за болезнь?

– Не знаю, я не врач.

– Нет, ты не врач. а почему же ты так уверен в своем диагнозе?

– Я узнаю симптомы. У меня та же болезнь.

* * *

– Этого не может быть. Этого не может быть! Что я сделал такого? За что мне такая кара?

– Ах ты эгоистичный ублюдок, это ведь я умираю!

* * *

Он требует сдаться. Да я скорее съем своих собственных детей, нежели сдамся ему!

* * *

Царица должна умереть в одиночестве, таков обычай. Ее последним словом было ваше имя.

* * *

Этот человек превратил преданность в порок.

* * *

– Есть новости о моей матери?

– Она мертва. Убила себя. Самый лучший выход, достойный уважения.

* * *

– Он только предложил сделку, сказал, что во всем был виноват ты, и что мне с ним стоит заключить мир.

– Что ты ответил?

– Ну я ударил головой этого ублюдка и откусил ему язык. Он, наверное, понял, что ты не согласен.

* * *

Всю свою жизнь я боялся проиграть. Но теперь, когда пришел час, все совсем не так ужасно, как я ожидал. По‑прежнему светит солнце, вода такая же вкусная, как и раньше. Слава имеет значение, но жить можно и без нее.

* * *

Охрана защищает меня от врагов, но кто защитит меня от друзей?

* * *

Бренная плоть Вашей Божественности уже позеленела.

* * *

Ты не прав. Я не тиран. Я законно захватил власть.

* * *

– За нами Сенат и все высшие сословия.

– А за мной разъярённая толпа, которая поджарит высшие сословия на углях догорающего сената!

* * *

Зачем богам помогать нам, если мы их не почитаем?

[1] http://ru. wikipedia. org/wiki/%D0%E8%EC %28%F2%E5%EB%E5%F1%E5%F0%E8%E0%EB%29

Благодарности

За культурное просвещение, качественные переводы и пропаганду качественного кинематографа выражается крайняя и категоричная благодарность и нижайший поклон следующим компаниям, студиям, релиз‑группам:

НоваФильм (www. novafilm. tv, http://ru‑ru. facebook. com/novafilm)

ЛостФильм (http: //lostfilm. tv/)

www. Seasonvar. ru

АлекСофт (http://alexsoft. ru/about)

«Божья Искра»

BaibaKo. TV (http://baibako. tv/)

Кубик в кубе (kubik‑v‑kube. livejournal. com)

ДжиммиДжей. ру (http: //j immyj. ru/)

Кураж‑Бамбей (http: //kuraj – bambey. ru/)

«БЯКО Рекордс» (http: //www. byako. ru/) http://zizazu. ru/

Ру Медиа

NewStudio (http: //newstudio. tv/)

1001cinema

Screadow (http://www. screadow. ru/)

переводческим коллективам телеканалов: Первый, НТВ, ТВ‑3, Домашний, СТС и др.

И персоналиям:

Дмитрий «Гоблин» Пучков, Денис Колесников, Хэнк Саныч Малдер, Андрей Кравец, Оля Кравцова и Руслан Габидулин, Алексей Кузнецов, Константин Иванов и Анна Тух, Константин Погодаев, Илья Белкин, Джин "Vaxis" Лео, Мандей, Пайпер Мару, Тигри, Агент Трини, Сибиант, Захар Б., Рик 363, Сорк, БлидХарт, Пандора 2177, Джулия Войс, и всем всем всем, кто трудился, трудится и будет трудиться в поте мозга на окультуриванием населения России, не владеющего свободно английским языком!

СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ!

Авторский коллектив

Эдуард Мхом

Писатель.

Авторский коллектив

Интерес к писательскому делу сформировался в раннем детстве, едва школьная программа продемонстрировала, что такое стихи. Жанр начал приобретать свои формы примерно тогда же, стоило лишь немного более углубленно изучить вопрос паранормальных явлений и лично столкнуться с парой из них.

Литературная деятельность всегда рассматривалась как хобби, которое гармонично сочеталось со вторым увлечением – музыкой. Вдохновение в обоих направлениях абсолютно одинаково, вопрос лишь в том, куда его решит выплеснуть человек: на нотный стан или на простую бумагу.

Трудовая деятельность не устойчива. Порой задачи требуют творческого подхода и проявления креативности, а иногда и простого знания технической стороны вопроса, либо наличия уймы времени.

Некоторые произведения можно прочитать здесь: http: //www. proza. ru/avtor/kazoom

Роман Масленников

PR‑специалист, предприниматель.

Авторский коллектив

Родился в 1981 году. Окончил Тверской государственный университет по специальности – "социология". Кандидат философских наук. Тема диссертации – "Интернет как социально‑онтологическая проблема". В сфере PR и журналистики – более 10 лет. Пристрастен к группе "Мальчишник". Автор бизнес– и художественных книг.

Увлечения и интересы: спортивное и закаливающее плавание, электронная музыка. Коллекционирует корпоративную прессу закрытых городов России, нефтяных, газовых и других сырьевых компаний.

В PR‑агентстве "ПРОСТОР: PR & Консалтинг" как генеральный директор занимается новыми проектами и направлениями, общим руководством и развитием компании. Дает частные консультации. Ведет свой журнал – самый популярный в Живом Журнале блог о PR в России: http://pr‑maslennikov. livejournal. com/

Творчество: http: //www. litres. ru/roman‑maslennikov/

О сериале

Коротко. «Рим» – масштабный исторический драматический телесериал, снятый в Италии для каналов BBC (Великобритания), HBO (США) и RAI (Италия). Первоначально задумывался как мини‑сериал, однако после ознакомления со сценарием пилота в 2002 году дирекция HBO решила запустить в производство полноценный сезон в двенадцать серий с консолидированным бюджетом более $100 млн.

Съёмки первого сезона проводились с марта 2004‑го по май 2005 года, съёмки второго сезона (десять серий) были завершены в 2006 году. Основной производственной площадкой стала киностудия «Чинечитта» в окрестностях Рима, где были воссозданы многие постройки древней римской столицы – от форума до трущоб. Все декорации были уничтожены во время пожара на киностудии в августе 2007 года[1]. История Рима повторяется в киноискусстве!

Первый сезон был показан на HBO с 28 августа по 20 ноября 2005 года с последующей трансляцией по BBC One с 2 ноября 2005 по 4 января 2006 и по Rai Due с 17 марта по 28 апреля 2006. Второй сезон в США транслировался с 14 января по 25 марта 2007 года. В России телесериал выходил в подцензурной версии с 20 мая 2007 года на канале НТВ, а также с 19 июля 2010 года на Пятом канале.

Сюжет. Юлий Цезарь только что окончил восьмилетнюю войну против Галлии, готовясь с триумфом войти в Рим. Однако в Сенате против Цезаря готовится заговор. Заговорщики убеждают выступить против него Помпея Великого. Цезарь выступает на Рим. В республике начинается гражданская война. Легионеры Луций Ворен и Тит Пуллон, ветераны Тринадцатого легиона, сами того не желая, оказываются вовлечены в дела сильных мира сего.

Цезарь, имея значительно меньшую армию, всё же побеждает. Помпей бежит в Египет, где его обезглавливают люди египетского царя. Цезарь прибывает в Египет, где ему преподносят голову Помпея. Возмущенный такими действиями в отношении патриция и гражданина Рима он расправляется с причастными к убийству Помпея и ставит на трон Клеопатру. Она родит ему сына, который на самом деле является ребёнком от легионера Тита Пуллона.

Карьера Луция Ворена идёт в гору, его назначают магистратом. Пуллон из‑за своей любимой Ирины убивает слугу Луция, и они ссорятся. Тит Пуллон начинает зарабатывать на заказных убийствах, за что оказывается в тюрьме и его приговаривают к смерти на арене. В кровавом поединке с гладиаторами в критически момент на помощь Пуллону приходит Луций Ворен.

Цезарь вызывает к себе Луция Ворена и делает того сенатором Рима. Брут готовит убийство Цезаря, но теперь им мешает Луций Ворен, который не отходит от Юлия ни на шаг. Пуллон просит у Ирины прощение и едет с ней к храму Юноны, чтобы очиститься перед богами. Луцию Ворену рассказывают, что его жена Ниоба изменяла ему. В гневе он покидает Цезаря и спешит домой; Ниоба бросается с балкона, разбиваясь насмерть. В это время в Сенате убивают Цезаря.

Казалось бы! Что еще можно показать в Риме после смерти Цезаря? Но! Второй сезон начинается по расписанию.

Луций Ворен проклинает своих детей и уходит из дома. Пуллон узнает о смерти Цезаря и возвращается в Рим. Детей Луция похищают в рабство. Друзья убивают похитителя и считают, что дети мертвы.

Марк Антоний договаривается с Брутом о том, чтобы не объявлять Цезаря тираном, а потом обманом захватывает власть, изгоняя Брута и Кассия из Рима. Октавиан – единственный наследник Цезаря – хочет получить свои деньги. Октавиан закладывает своё имущество для того, чтобы выплатить деньги римскому народу, как указано в завещании Цезаря. Из‑за этого они ссорятся с Антонием, и Октавиан, собирая армию, уходит. С этого момента начинается их война с Марком Антонием.

Пуллон женится на Ирине. Он вместе с Вореном стоит во главе банды. Они с Луцием ссорятся и Тит Пуллон уходит. Но когда возвращается, то не застаёт Луция. Тот ушел вместе с войском Марка Антония, который в последние время всё больше проигрывает Октавиану.

Пуллон встречает Лидию и узнает, что дети Ворена живы. Он отправляется в лагерь Марка Антония, и они с Вореном едут вызволять детей. Октавиан возвращается в Рим, где узнает, что Брут и Кассий собрали большую армию и движутся к ним. Он объединяется с Антонием и навсегда уничтожает их.

Дети ненавидят Ворена, считая его виновным в смерти матери. Рабыня, влюбившаяся в Пуллона, убивает Ирину и её не родившегося ребёнка. Октавиан выгоняет Антония, и тот уезжает в Египет, где долгое время живёт с Клеопатрой (она рожает от него двух детей); с ним уезжает и Луций Ворен. Начинается новая война. Пуллон отправляется с Октавианом в Египет.

Антоний и Клеопатра кончают жизнь самоубийством. Луций Ворен забирает сына Пуллона, которого все считают сыном Цезаря. Он встречается с Титом, и они вместе пытаются скрыться; вскоре Луций Ворен получает смертельное ранение в стычке с римским патрулем. Пуллон отвозит друга к детям, чтобы попрощаться. Тит Пуллон докладывает Октавиану, что Цезарион мёртв и покидает службу навсегда.

Ссылки. http://www. imdb. com/title/tt0384766/

http: //www. kinopoisk. ru/level/1 /film/257386/

www. facebook. com/pages/Rome‑HBO/162316613841523

Роман Масленников и Эдуард Мхом

Сериалы – это птица Феникс нашего времени. Она находится в начале своего полета. Поможем же ей!

Стойкую неприязнь к сериалам в виде мыльных опер поколение образованных 30‑летних городских жителей испытывает со времен «Санта‑Барбары» и «Богатых…», которые «тоже плачут». А молодое поколение фанатеет от глупого российского сериального ширпотреба. За редким исключением!

Америка в очередной раз доказала свое первенство на Фабрике Грез. Российские зрители упиваются «Лостом», «Хаусом», «Сопрано», «Безумцами», «Подпольной империей», «Калифренией» и многими другими супер‑качественными сериалами. И любовь к этому жанру постепенно возвращается.

Качественные сериалы достойны большего признания! Именно пропаганде качественного кино и посвящена данная книжная серия «Жгут!»

Немалый вклад подспудно внесли в данный проект российские независимые переводческие команды. Всем им выражена отдельная благодарность на страницах данного издания.

Хотите присоединиться к проекту? – «Отцитатить» свой любимый сериал, существенно дополнить изданные сборники, предложить что‑то новое? Всегда – пожалуйста! Пишите по адресу ‑ super@msk‑pr. ru

О чем «Рим»?

Это красивый фильм о тайнах власти, а также о роли женщин в становлении Римской империи. Атия, Сервилья, Клеопатра. Мир запомнил эти имена.

Это фильм об удаче, которая настигает тех, кто в нее верит. Тит Пуллон, ветеран Тринадцатого легиона, выходит из любой передряги – сытым, напоенным и оттраханным. Настоящий мужик!

Это фильм о стойкости. Луций Ворен – соратник Тита Пуллона, центурион того же символически 13‑го легиона. Человек принципиальной морали – порой жестокой и смертельной – как для подчиненных, для своей семьи.

Всем поклонникам силового киношного реализма режиссер Тим Ван Паттен завернул еще одну хорошую конфетку. В его команде операторов и монтажа были замечены и такие имена, как: Алик Сахаров и Сидни Волински. Знатокам качества убойных сериалов они скажут многое.

Что касается актеров, многие из них не являются широко известными. В тоже время, как отмечают многие зрители, в «Риме» – каждый актер на своем месте.

И какой вывод? В Риме нужно побывать и «Рим» нужно посмотреть. Чтобы увидеть, как могут профессионалы своего дела подбирать обычный кирпичик к обычному кирпичику, создавая при этом новое чудо кино‑света.

Роман Масленников

предприниматель, директор PR‑ агентства ПРОСТОР Пиар и Консалтинг